Строительное дело на Всероссийской художественно-промышленной выставке в Нижнем-Новгороде


Статья из журнала СТРОИТЕЛЬ (№20) 1896г.


Текст оригинальный.

Собственно архитектура фигурировала на выставкѣ двояко. Во-первыхъ, всѣ зданія и павильоны выставки представляли собою экспонаты архитектуры, какъ съ художественной стороны въ отношеніи декоративной отдѣлки ихъ внѣшности, такъ и въ конструктивномъ отношеніи. И надобно сознаться, что большая часть этихъ экспонатовъ — начиная отъ рѣшетки и воротъ главнаго входа съ II-саженными сварными желѣзными мачтами, изготовленными заводомъ Фицнера и Гам- пера, по проекту академика Цейдлера, и кончая небольшими частными павильонами — была болѣе или менѣе удачна.

Во-вторыхъ, архитектура представлена въ видѣ безчисленнаго количества проектовъ—плановъ и фаса­довъ зданій, какъ исполненныхъ, такъ и предполагав­шихся къ исполненію, въ павильонахъ строительно­инженерномъ, Сибирской дороги, м-ва народнаго про­свѣщенія и другихъ. Однѣ желѣзныя дороги, выста­вившія полную картину всего своего хозяйства (нѣко­торыя изъ нихъ даже экспонировали между прочимъ, напр., домашнюю утварь и принадлежности обстановки сторожей), выставили въ томъ числѣ массу чертежей станцiй, вокзаловь и т. п.; много было выставлено и частными экспонентами—архитекторами, гражданскими инженерами; некоторый земства экспонировали, на-ряду съ чертежами, модели школъ, больницъ, и подобныхъ сооруженей.

Разумеется, я не могу входить въ какую либо, даже приблизительную опенку этой массы чертежей, этой массы труда; быть можетъ, именно по своей многочис­ленности все эти чертежи оставили во мне впечат- леше чего-то сераго, безцветнаго. Говорятъ, несколько проектовъ были, не въ примеръ прочимъ, помещены въ художественномъ отделе; я не видалъ ихъ.

Вообще, что касается архитектурныхъ чертежей и проектовъ, выставка, бывшая въ здаши Академии худо- жествъ, при I съезде русскихъ зодчихъ въ Петербурге, кавъ мне помнится, была гораздо богаче въ качествен- номъ, если не въ количественномъ отношенш.

Съ конструктивной стороны наиболышй интересъ иредставляютъ: машинный павильонъ, павильоны по системе инженера Шухова, исполненные заводомъ Бари, и водонапорная башня этого же завода.

Машинный павильонъ (проектъ проф. Померанцева) построенъ с.-петербургскимъ металлическимъ заво­домъ, по моему мненш, весьма удачно. Полуциркульныя фермы надъ среднимъ, болылимъ пролетомъ образуютъ легкий, стеклянный цилиндрический сводъ, къ которому примыкаютъ, на подоб!е распалубокъ, менышя, попе­речный фермы боковыхъ иролетовъ; все это производитъ внушительное впечатление, благодаря солидными раз­мерами здашя, по вместе съ теми не давитъ, не вы- глядитъ тяжело.

Конструкцию арочныхъ стропили, здесь примененную, мы уже не первый рази встречаемъ въ работали с.-петербургскаго металлическаго завода: она предста- вляетъ собою лишь некоторое видоизменение пере¬крытая верхнихъ торговыхъ рядовъ въ Москве. А именно, въ торговыхъ рядахъ стропила стеклянныхъ галлерей (два пассажа которыхъ имеютъ въ ширину б, третей — 7 сажени), состоять изъ тонкихъ круговыхъ арокъ со значительными подъемомъ, сделанныхъ изъ ординарнаго угловаго железа съ 3 дюйм, полками. Для придашя такой арке должной жесткости и неизменяемости при односторонней нагрузке, изъ опорной точки съ одной стороны ея расходятся тонюя, сильно натянутыя струны къ несколькими точками противу- положной стороны арки, делящими последнюю на приблизительно равныя части; таюя же струны, симметричный съ первыми, расходятся и изъ другой опор¬ной точки ея къ соответствующими точками противу- лежащей стороны арки. Толщина струни — только «‘/к, дюйма и оне не имеютъ по длине никакихъ утолще- шй (соединителъныхъ частей), благодаря чему струны снизу производясь впечатление чрезвычайно тонкихъ, едва заметныхъ проволоки, а самое покрытие До такой степени легко и мало отнимаетъ света, что кажется, будто весь пролети перекрытъ — одними переплетами, безъ всякихъ стропили. Въ Петербурге, между прочимъ, подобными образомъ перекрыто одно изъ помещешй здашя Солянаго Городка.

Применеше этой идеи къ устройству покрытая надъ машинными павильономъ выставки потребовало неко¬торыми видоизменешй въ своихъ деталяхъ противъ описаннаго, вследствие значительно большаго пролета средней части павильона, равнаго 17 саж.; пролеты боковыхъ частей по 8 саж., такъ-же какъ и высота ихъ конька отъ уровня пола; высота конька среднихъ арокъ IS1/2 саж., вся длина здашя— 84 саж. и площадь, ими занимаемая—около 3000 кв. саж.

Изменения эти заключались, прежде всего, въ устрой­стве самихъ арокъ, которыя сделаны здесь решетча­тыми — каждая изъ двухъ поясовъ, связанныхъ одними раскосами, безъ стоекъ. Далее, при разсчетной тол­щине струни, около 3/4 дюйма, и длине более 15 саж., доставка ихъ по жедезной дороге съ завода въ цель- номъ виде къ месту работъ была бы очень затрудни­тельна, такъ какъ при упомянутой толщине ихъ не­удобно было бы сгибать. Поэтому струны эти, чтобы избегнуть более дорогаго и недостаточно солиднаго способа составления изъ несколькихъ частей, соединен- ныхъ между собою муфтами, были сделаны изъ долж- наго числа 4-миллим, железныхъ проволоки, перехва- ченныхъ черезъ каждые I1/2 арш. плотно сжимающими ихъ железными кольцами. Такое устройство затяжекъ позволяло свободно сгибать ихъ при перевозке.

Замечу здесь же, что металлический заводи испол­нили и другую крупную работу на выставке, а именно, — разборку здашя, оставшагося отъ всероссийской вы­ставки 1882 г. въ Москве на Ходынскомъ поле, пере­возку его въ Нижшй и сборку на месте съ увеличе- шемъ на Ю футъ высоты входной части корпуса. Гро­мадное здаше, площадью 7,675 кв. с., было разобрано, перевезено и собрано въ весьма коротшй сроки—около б месяцевъ. Здаше состоитъ изъ железнаго каркаса, обшитаго деревомъ; оно представляетъ собою восемь павильоновъ, расположенныхъ радиально и связанныхъ между собою двумя концентрическими галлереями по внутренней и внешней окружности; дiаметръ последней равенъ 140 саж. Отъ подобной утилизацш существую- щаго выставочнаго здашя ожидали до 300,000 руб. эко­номии; оказалось, однако, что ожидавшейся экономш не получилось, а Москва между тФмъ лишилась полез- наго, даже необходимаго ей здашя для различныхъ выставокъ. Назади его, разумеется, уже не повезутъ.

Машинный павильонъ, какъ я слышали, прюбретенъ одними изъ нашихъ крупныхъ фабрикантовъ.

Водонапорная башня, построенная заводомъ Бари, по проекту инженера Шухова, очень оригинальна, легка и красива. Остовъ ея имГетъ общую форму гипербо­лоида вращешя, срезайнаго немного выше горловаго круга, и состоитъ изъ системы взаимно пересекающихся наклонныхъ стоекъ угловаго железа, расположенныхъ по направленно производящихъ прямыхъ гиперболоида. Высота башни до основашя бака — 87 ф., нижшй д1а- метръ — 36 ф., верхшй— 14 ф. Баки, стояний наверху башни, вмещаетъ 9500 ведеръ воды и имФетъ въ Д1а- метре 21 ф. б д., въ высоту — 1б ф. б д.; сверху его находится площадка, къ которой ведетъ спиральная лестница, помещенная въ центре башни.

Конструкция, на взглядъ, придумана не только кра­сиво, но и вполне рацiонально; мне кажется, подобный типъ башенъ весьма подходящъ для постановки вре­менныхъ (на лѣто) водонапорныхъ резервуаровъ, для маяковъ и т. п. Зимою же, разумѣется, подобный бакъ дѣйствовать не можетъ, не будучи ничѣмъ защищенъ отъ мороза.

Также новы и оригинальны способы покрытія боль­шихъ пролетовъ безъ стропилъ, примѣненные инже­неромъ Шуховымъ на нѣсколькихъ зданіяхъ выставки. Главныхъ типовъ этихъ покрытій — два; къ первому изъ нихъ, въ видѣ шатра, принадлежатъ покрытія круглаго и прямоугольныхъ павильоновъ строительно-инженер­наго отдѣла, и овальнаго (точнѣе—прямоугольнаго съ закругленными оконечностями) дополнительнаго па­вильона фабрично-заводскаго отдѣла.

Конструкція покрытія шатроваго типа надъ круглымъ павильономъ заключается, въ общихъ чертахъ, въ слѣ­дующемъ: посреди зданія, вокругъ его центра, стоятъ рѣшетчатыя стойки, вершины которыхъ связаны между собою жесткимъ кольцомъ; кровля надъ этимъ коль­цомъ имѣетъ форму довольно плоской, вогнутой внутрь чаши, края которой укрѣплены къ кольцу. Остовъ стѣнъ состоитъ также изъ ряда рѣшетчатыхъ стоекъ, меньшей вышины (3 саж.), связанныхъ поверху также жесткимъ кольцомъ въ 32 саж. діаметромъ. Между на­ружнымъ и внутреннимъ кольцами протянуты, образуя довольно частую сѣтку, перекрещивающіяся желѣзныя полосы изъ довольно тонкаго полосоваго желѣза, скле­панныя между собою въ мѣстахъ пересѣченія и обра­зующія собою поверхность гиперболоида вращенія. Какъ эта поверхность, такъ и средняя чаша покрыты тол­стымъ листовымъ (или, можетъ быть, тонкимъ котель­нымъ) желѣзомъ, листы котораго соединены между собою заклепками.

Шатровое покрытіе прямоугольныхъ павильоновъ отличается отъ предыдущаго лишь отсутствіемъ сред­ней «чаши»; здѣсь вдоль продольной оси зданія стоитъ рядъ рѣшетчатыхъ стоекъ, связанныхъ наверху такою же коньковою фермою; остальное устройство, т. е. косое расположеніе взаимно пересѣкающихся полосъ, замѣ­няющихъ собою и стропила, и обрѣшетку—аналогично съ предыдущимъ.

Наконецъ, перекрытіе овальнаго павильона—комби­нація двухъ предыдущихъ.

Понятно, что подобная кровля не только не про­изводитъ на поддерживающія ее стѣны распора, но наоборотъ, стремится опрокинуть ихъ внутрь — совер­шенно такъ-же, какъ въ простой палаткѣ, гдѣ стѣнки ея во избѣжаніе этого растягиваются къ колышкамъ, вбиваемымъ въ землю. Такой обратный распоръ въ кругломъ павильонѣ уничтожается жесткостью кольца, связывающаго вершины внѣшнихъ стоекъ; въ прямо­угольныхъ же зданіяхъ пришлось для противодѣйствія этому обратному распору употребить почти такой же пріемъ, какъ и при устройствѣ обыкновенной палатки. А именно, края кровли значительно выпущены внаружу за внѣшнюю поверхность наружныхъ стѣнъ, и удер­живаются неподвижно, во-первыхъ, сжатыми подкосами, упирающимися въ основаніе стоекъ стѣны, а во-вторыхъ — тяжами, которые вертикально проходятъ въ землю, къ зарытымъ въ ней загруженнымъ якорямъ.

Каждый изъ двухъ прямоугольныхъ павильоновъ имѣетъ въ длину 32 саж., при пролетѣ 14 саж. и вы­шинѣ внѣшнихъ стѣнъ 2,33 саж.; общая площадь ихъ равна 896 кв. саж. Овальный павильонъ имѣетъ слѣ­дующіе размѣры: длина прямоугольной средней части— іо саж., ширина—24 саж.; концы—полукруглые, по 12 саж. радіусомъ.

Такая конструкція по своей новизнѣ и полному не­сходству со всѣми существующими типами покрытій значительныхъ пролетовъ — дѣлающимъ во всякомъ случаѣ честь технической изобрѣтательности инженера Шухова — имѣетъ много горячихъ защитниковъ и не менѣе горячихъ противниковъ. Къ числу достоинствъ ея относятъ, во-первыхъ, поразительно малый вѣсъ покрытія, который, по словамъ проф. Худякова*) отъ 2 до 3 разъ менѣе противъ обычно употребляемыхъ покрытій съ фермами Полонсо, арочными и др.; далѣе, полная утилизація крѣпости употребленныхъ матеріа­ловъ и простота и легкость сборки, при которой нѣтъ надобности въ приспособленіяхъ для подъема наверхъ тяжелыхъ, собранныхъ на заводѣ частей стропильныхъ фермъ; здѣсь послѣднія замѣнены простыми полосами прокатнаго желѣза, размѣниваемыми и просверливае­мыми прямо на мѣстѣ работъ.

Не имѣю подъ руками ни разсчета описанной кон­струкціи, ни даже сколько нибудь подробныхъ цифро­выхъ данныхъ о количествѣ матеріала, потребнаго «для такихъ шатровыхъ покрытій (статья г. Худякова, упо­мянутая въ выноскѣ, содержитъ лишь очень короткое описаніе покрытій г. Шухова и въ общемъ скорѣе имѣетъ характеръ восторженной похвалы, нежели серь­езной критической оцѣнки), а потому и не могу судить насколько велико достигаемое здѣсь сбереженіе мате­ріала. Но во всякомъ случаѣ такія шатровыя покрытія, нуждаясь въ точкахъ опоры посреди зданія, должны быть сравниваемы не съ висячими, а съ наслонными видами стропильныхъ покрытій и поэтому экономія въ ихъ матеріалѣ, повидимому, несомнѣнно существующая, окажется все-таки не столь значительной, какъ это утверждаютъ. Далѣе, выигрыша мѣста они по сравне­нію съ арочными стропилами не представляютъ по той же причинѣ, т. е. благодаря необходимости въ срединныхъ стойкахъ; кромѣ того, у прямоугольныхъ павильоновъ подкосы и тяжи стѣсняютъ проходъ во­кругъ зданія; самые тяжи, будучи одною изъ наиболѣе существенныхъ частей конструкціи, находятся, подобно тяжамъ цѣпныхъ мостовъ, въ весьма неблагопріятныхъ условіяхъ для ихъ долговѣчности, такъ какъ прохо­дятъ во влажную почву. Устройство оконъ въ кровлѣ, столь легкое и удобное при стропильныхъ покрытіяхъ, здѣсь нарушаетъ цѣлость желѣзныхъ полосъ сѣтки и, стало быть, равномѣрность ихъ напряженія. Наконецъ, самая кровля, насколько я видѣлъ—склепана изъ лис­товъ, что предполагаетъ, конечно, болѣе толстые листы, чѣмъ обыкновенно. Не знаю, слѣдуетъ ли считать прак­тичнымъ такой пріемъ.

Вообще, высказывать какое-либо окончательное су­жденіе объ этого рода покрытіяхъ, мнѣ кажется, по меньшей мѣрѣ -— преждевременно. Покрытія второго типа, также системы г. Шухова—желѣзныя арочныя — были надъ дополнит, павильономъ машиннаго отдѣла, надъ зданіями фабрично-заводскаго и ремесленнаго от­дѣловъ, надъ павильономъ казенныхъ ж. д. и надъ котельнымъ зданіемъ; общая площадь всѣхъ этихъ зданій— 4400 кв. саж.; пролеты — б, 7, II, 13 и 15 саженъ.

Стропила здѣсь состоятъ изъ желѣзныхъ угольни­ковъ, изогнутыхъ въ видѣ арокъ, и поставленныхъ не прямо поперекъ зданія, но подъ углами около 20° къ его продольной оси, въ ту и другую сторону отъ по­слѣдней, такъ что они перекрещиваясь между собою, образуютъ сѣтку. Для уничтоженія распора служатъ затяжки, расположенныя при малыхъ пролетахъ — въ одной (горизонтальной) плоскости, при большихъ въ нѣсколькихъ. Къ обращеннымъ внаружу полкамъ уголь­никовъ пришиты деревянныя планки, для укрѣпленія желѣзной кровли. Въ общемъ, эта система нѣсколько напоминаетъ систему стропилъ с.-петербургскаго ме­таллическаго завода — съ той, однако, существенной разницей, что здѣсь, благодаря косому расположенію арокъ, нѣтъ надобности отдѣльно приводить стропила въ треугольную систему въ продольномъ направленіи,

Такъ-же, какъ и относительно предыдущаго, шатро­ваго типа—не берусь судить, не представляетъ ли кажу­щееся упрощеніе конструкціи, вмѣсто того, ея услож­ненія, въ смыслѣ удобствъ сборки на мѣстѣ работъ.

Кромѣ желѣзныхъ, г. Шуховымъ предложены и де­ревянныя арочныя покрытія, сходныя съ предыдущимъ; они сдѣланы изъ нѣсколькихъ (при б саж. пролетѣ— изъ’3, при іо-саж. пролетѣ—изъ 4) слоевъ полудюй­мовыхъ досокъ, направленія которыхъ пересѣкаются между собою; концы досокъ упираются въ мауерлатъ изъ угловаго желѣза. Для уничтоженія распора и увеличе­нія жесткости кровли — желѣзныя затяжки, распола­гаются черезъ каждую сажень по длинѣ зданія. Сверху доски покрываются толемъ, или желѣзомъ; для умень­шенія теплопроводности между слоями досокъ можно класть войлокъ.

Объ устройствѣ водопровода на территоріи вы­ставки, о фильтрахъ системы инженера Зимина, дѣй­ствіе которыхъ основано на образованіи коагулирую­щаго слоя, объ артезіанскихъ колодцахъ московскаго товарищества Б. И. фонъ-Вангель и о примѣняемыхъ имъ пневматическихъ элеваторахъ системы «Мамутъ» — обо всемъ этомъ я надѣюсь поговорить подробнѣе въ отдѣльной статьѣ.

Экспонаты по части отхожихъ мѣстъ, клозетовъ *), канализаціи и вообще различныхъ системъ удаленія нечистотъ были также весьма многочисленны. Изъ клозетовъ, разумѣется, наибольшее вниманіе обращали на себя торфяные клозеты инж.-механика Тимоховича, которые, въ видѣ отдѣльныхъ павильоновъ, были раз­бросаны тамъ и сямъ по выставкѣ — не только какъ экспонаты, но и для дѣйствительной потребности. Всѣхъ ихъ было, кажется, 14. Засыпка нечистотъ тор­фомъ сама по себѣ не представляетъ ничего новаго; не знаю, насколько нова система устройства, предло­женная г. Тимоховичемъ и состоящая, въ общихъ чер­тахъ въ томъ, что при закрываніи крышки клозета не­чистоты автоматически засыпаются опредѣленнымъ ко­личествомъ просѣянной торфяной земли, которая на­ходится въ ящикѣ позади спинки сидѣнья. Количество земли, высыпающейся заразъ, согласно печатной бро­шюрѣ г. Тимоховича, ровно «2 ф.»—вѣроятно 2 фун­тамъ.

Относительно дѣйствія этихъ клозетовъ на выставкѣ мнѣ пришлось слышать самые противорѣчивые отзывы •— одни увѣряли, что клозеты издаютъ изрядный за­пахъ и вообще не удовлетворительны; другіе, наоборотъ, что даже въ самые жаркіе лѣтніе дни запаха не было слышно. Лично я запаха никакого не ощущалъ, хотя это могло быть приписано, отчасти, малой посѣщае­мости выставки во время моего пребыванія и сравни­тельно свѣжей погодѣ. Впрочемъ, громадная дезодори­рующая способность торфяной земли, угля и т. п. тѣлъ — внѣ всякаго сомнѣнія и, разумѣется, вполнѣ возможно достигнуть совершенной дезодораціи нечи­стотъ при всякомъ ихъ количествѣ и во всякую по­году — соразмѣряя соотвѣтственнымъ образомъ коли­чество отпускаемаго торфа. Нѣкоторые сторонники торфяной засыпки утверждаютъ, что это — единствен­ный раціональный способъ даже для большихъ горо­довъ; сомнѣваюсь въ этомъ, такъ какъ вывозка полу­чаемаго компоста обошлась бы слишкомъ дорого. Но несомнѣнно, что для отдѣльно стоящихъ зданій и вообще тамъ, гдѣ устройство канализаціи не предста­вляется удобнымъ, засыпка нечистотъ торфомъ вообще, и клозеты системы г. Тимоховича въ частности — представляются однимъ изъ наиболѣе удачныхъ ис­ходовъ.

По части сплавной канализаціи на выставкѣ были, — кромѣ уже описанныхъ мною керамиковыхъ и бе­тонныхъ трубъ—проектъ канализаціи города Риги, де­тали варшавской канализаціи (какъ экспонатъ город­ской бетонной мастерской) и, наконецъ, чертежи и образцы частей московской канализаціи, нынѣ строя­щейся; послѣдніе помѣщались въ павильонѣ города Москвы, на которомъ стоитъ остановиться нѣсколько подробнѣе, такъ какъ Москва — единственный изъ на­шихъ городовъ, представившій на выставкѣ замѣча­тельно полную и цѣльную картину всего городскаго хозяйства—цѣльную именно потому, что всѣ экспонаты Москвы сосредоточивались въ отдѣльномъ павильонѣ. Даже садикъ, окружавшій павильонъ, былъ засаженъ деревьями и растеніями изъ питомниковъ и оранжерей московскаго городскаго управленія и такимъ образомъ самъ по себѣ служилъ экспонатомъ.

Самый павильонъ, площадью около іоо кв. саж., состоялъ изъ двухъ боковыхъ галлерей, средней залы и пріемной комнаты. Въ лѣвой галлереѣ были размѣ­щены общія свѣдѣнія по городу: наблюденія магнитной и метеорологической обсерваторіи Константиновскаго межеваго института, данныя относительно рѣкъ города Москвы, таблицы ввоза и вывоза товаровъ, данныя от­носительно пожаровъ и страховаго дѣла, мировыхъ учрежденій, цѣнъ на главнѣйшіе жизненные припасы, городскихъ финансовъ и пр.; далѣе — свѣдѣнія по на­родному образованію — городскія училища, безплатныя читальни, художественная галлерея Третьяковыхъ, Ру- кавишниковскій пріютъ. Въ правой галлереѣ находи­лись экспонаты медико-санитарнаго отдѣла—экспонаты санитарной станціи (между прочимъ, образцы, ана­лизы и сравнительныя діаграммы степени загрязненія московской почвы; образцы и фотографіи домоваго грибка, Merulius lacrymans), ветеринарнаго надзора, больницъ (планы, фотографіи, модели и образцы ме­бели и спеціально медицинскіе экспонаты); тутъ же — все, касающееся городской благотворительности, работы учениковъ Долгоруковскаго училища и т. д.

Въ среднемъ залѣ павильона, кромѣ экспонатовъ московскихъ городскихъ боенъ (планы и чертежи, мо­дели и препараты заболѣваній, ветеринарные инстру­менты), находилось все, относящееся къ инженерной дѣятельности города, т. е. къ устройству водопроводовъ, мостовыхъ, канализаціи, освѣщенія, садовъ, мостовъ, набережныхъ и пр.

У входа съ задней стороны павильона помѣща­лись двѣ группы, сложенныя изъ различныхъ водопро­водныхъ принадлежностей: одна—изъ трубъ, затворовъ, поливныхъ и пожарныхъ крановъ новаго водопровода; другая—изъ соотвѣтствующихъ частей стараго москов­скаго водопровода, начиная со временъ Екатерины I и до 50 годовъ текущаго столѣтія. Внутри зала — кромѣ общаго плана новаго водопровода и городской сѣти, съ діаграммами расхода воды — исполнительные чер­тежи Мытищенской, Алексѣевской и Крестовскихъ водо- подъемныхъ станцій, переходовъ черезъ мосты и подъ Неглиннымъ каналомъ; детали водопровода, и коллек­ція водомѣровъ (Шрейбера, Фроте, Фростъ-Тавене и Кеннеди).

Краткое, но достаточно полное описаніе нынѣ стро­ящейся въ Москвѣ канализаціи издано городскимъ управленіемъ въ видѣ особой брошюры*), изъ которой я и заимствую нѣкоторыя, ниже сообщаемыя свѣдѣнія. Въ виду обширности мѣста, занимаемаго городомъ, и, слѣдовательно, огромной стоимости всей канализаціи (исчисленной по смѣтѣ въ 17.450,000 руб., въ томъ числѣ 6.246,000 р. на пріобрѣтеніе земли подъ поля орошенія и устройство ихъ), всѣ работы предположено раздѣлить на двѣ очереди. Въ первую очередь войдутъ работы по устройству канализаціи центральной части города — въ чертѣ Садовой улицы, во вторую — осталь­ная часть города, въ предѣлахъ камеръ-коллежскаго вала; къ работамъ первой очереди приступлено въ Л 893 г.; предполагаютъ ихъ закончить къ 1898 г., причемъ уличная канализація будетъ открываема и ра­нѣе этого срока, по частямъ, по мѣрѣ ихъ окончанія.

Стоимость устройства канализаціи центральной части города исчислена въ 6.000,000 руб., въ томъ числѣ 1.116,000 руб. на поля орошенія; общая длина всей ка­нализаціонной сѣти этой части города, считая въ томъ числѣ и главный каналъ — около 245 верстъ (122,434 саж.); населеніе принято (для центральной части) въ 400,000, а считая будущій приростъ — въ 730,000 че­ловѣкъ; количество сточныхъ водъ — 861/2 ведеръ въ секунду.

Система канализаціи принята сплавная, раздѣльная, т. е. въ сѣть будутъ поступать только нечистоты изъ клозетовъ, вмѣстѣ съ грязными хозяйственными и фа­бричными водами; дождевая же вода, талый снѣгъ и грунтовая вода изъ дренажныхъ трубъ будутъ по преж­нему отводиться въ р.р. Яузу, Москву и др. существу­ющими городскими водосточными трубами. Канализа­ціонныя воды собираются въ коллекторы (всѣхъ кол­лекторовъ будетъ до іб), впадающіе въ два главныхъ канала: верхній, для центральной части города, длиною въ 14,77 версты, отводящій воды самотекомъ на поля орошенія за Спасской заставой, у с. Перервы, и ниж­ній, длиною 13,76 версты—для второй очереди работъ, который отведетъ воды къ насосной станціи у деревни Печатниковой, для перекачки ихъ на поля орошенія. Верхній каналъ разсчитанъ на 23,62 куб. ф., нижній— на 7б,79 куб. ф. воды въ секунду; общее протяженіе трубъ и каналовъ всей системы (какъ центральной, такъ и внѣшней частей города) — около 580 верстъ.

Глубина укладки трубъ — отъ I до 81/2 саж., «три чемъ на большой глубинѣ работы производятся посред­ствомъ тоннелей.

Діаметръ трубъ измѣняется отъ б дюймовъ до 6 футь.

Разсчетная скорость въ трубахъ принята: при діа­метрѣ 6—іо» въ 3 ф., при діаметрѣ іо—18″ въ 2Ѵ2 ф. и при діаметрѣ свыше 18″ — въ 2 фута въ секунду; при меньшихъ скоростяхъ предполагается примѣнять промывку. Трубы до 18″ діаметра — гончарныя, .при большемъ діаметрѣ—кирпичныя; контрольные колодцы располагаются на взаимномъ разстояніи около 25 саж.

Обезвреженіе сточной жидкости предполагается про­изводить на поляхъ, площадью 3,700 десятинъ; лѣтомъ.

— посредствомъ орошенія этихъ полей съ культурою на нихъ растеній (недурна, я думаю, будетъ культура растеній на поляхъ, орошаемыхъ фабричными сточ­ными водами); зимой — посредствомъ фильтраціи жид­кости черезъ почву, орошенія подъ снѣгомъ и промо­раживанія ея въ особыхъ отстойныхъ участкахъ, от­куда оттаявшая жидкость будетъ уже поступать въ Москву-рѣку.

Канализація эта была экспонирована съ замѣчатель­ной полнотой. Передъ павильономъ, слѣва — часть главнаго коллектора сѣти существующихъ уличныхъ водостоковъ. Неглиннаго канала, названнаго по имени заключенной въ немъ рѣчки, и капитально перестроен­наго въ теченіи 1886—1887 лѣтъ; образецъ этотъ сдѣ­ланъ въ натуральную величину, около 7 арш. выши­ною. Справа отъ входа, также въ натуральную величину,

часть кирпичнаго главнаго загороднаго коллектора строящейся канализаціонной сѣти, со смотровымъ ко­лодцемъ; сѣченіе овоидальное, 5 ‘/з футъ въ просвѣтѣ. Кирпичную кладку нельзя, однако, назвать образцовой быть можетъ это зависѣло отъ спѣшности работы. Тутъ же образцы керамиковыхъ трубъ.

Внутри павильона, въ среднемъ залѣ, кромѣ общаго плана канализаціи, различныхъ діаграммъ и фотографій находятся, между прочимъ, чертежи пересѣченія новыхъ канализаціонныхъ трубъ съ существующими.
Такъ напр., на Кузнецкомъ мосту оказалось невозможнымъ измѣнить расположеніе существующей бетонной трубы, служащей для отвода атмосферныхъ осадковъ; поэтому подъ нее подвели кирпичное основаніе, а пропустили канализаціонную трубу снизу; въ подобномъ же случаѣ на одной изъ набережныхъ, гдѣ нельзя было измѣнить положеніе ни той, ни другой изъ пересѣкающихся трубъ, сдѣлана кирпичная камера со смотро-
вымъ колодцемъ, сквозь которую пропущена 14-дюймовая канализаціонная труба; дождевая же труба сифонирована. Рядомъ—чертежи перевода канализаціонныхъ трубъ подъ водоотводнымъ и Неглйннымъ каналами.

Моделями представлены нѣкоторые, наиболѣе интересные моменты производящихся работъ—напр. укладка сточныхъ трубъ съ подвѣшиваніемъ встрѣтившейся газовой трубы; укладка трубъ съ укрѣпленіемъ распор­ками стѣнъ рва; переводъ сточныхъ водъ подъ Не­глиннымъ каналомъ; прокладка загороднаго канала при глубинѣ 7‘/2 саженъ. Выставлены также модели попе­речнаго разрѣза главнаго канала, уложеннаго въ дере­вянной штольнѣ, промывнаго затвора для кирпичныхъ трубъ, промывнаго танка для керамиковыхъ трубъ и модель образцовой домовой канализаціи съ вентиляціею системы посредствомъ продолженія фановой трубы по­верхъ кровли.

Вся эта коллекція, помимо общаго интереса, пред­ставляетъ собою превосходное учебное пособіе и нельзя не порадоваться, что студенты-техники, посѣщавшіе выставку, имѣли такой удобный случай ознакомиться со всѣми деталями канализаціоннаго дѣла.

Этимъ я и закончу настоящую статью, и безъ того затянувшуюся.

В. Эвальдъ.
Статья из журнала СТРОИТЕЛЬ (№20) 1896г.

Роман Королёв

Конструктор-моделист, автор сайта.

Оставить комментарий

avatar
Закрыть меню